Мелочи журналистики

Право на информацию и цензура (часть 3)

[<-- Назад]

29 статья Конституции (п. 5) гласит: "Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается". Однако все только о цензуре и говорят. Контексты следующие: "цензура учредителя", "цензура доллара". В Советском Союзе дело обстояло с точностью до наоборот. Цензура присутствовала, но о ней старались не упоминать. К примеру, в пособии "Введение в теорию журналистики" Е. Прохорова (в изданиях советского периода, вплоть до 1989 года), по которому училось не одно поколение журналистов, в разделе "Правовой статус журналистики и журналиста" слово "цензура" не упоминается ни разу. Как тогда обстояли дела на практике? Закона о СМИ в СССР не было. Его функции выполняла Конституция и партийные документы и постановления о СМИ. В частности, Конституция утверждала для журналистов право на "свободную творческую деятельность", но – "в соответствии с целями коммунистического строительства, в интересах народа и в целях укрепления и развития социалистического строя". Представители СМИ имели право на получение информации, пропуск в организации, аккредитацию на различных мероприятиях. Законодательно это закреплено не было. Ситуация находилась в области т. н. "общего права", под которым понимаются укоренившиеся и признаваемые всеми нормы общественной жизни. Журналисту разрешалось вести сбор информации не только открытым, но и скрытым способом ("скрытая камера", "журналист меняет профессию"). Однако в этом случае он обязан был ставить в известность руководство предприятия или организации, где планируется проводить скрытое наблюдение, и получать официальное разрешение. Советским журналистам было строго предписано следить, чтобы в их материалах не оказались сведения, относящиеся к государственной тайне. Для цензурного контроля существовала организация – Главлит, созданная в 1922 году декретом Совнаркома "Положение о Главном управлении по делам литературы и искусства". Через цензоров Главлита проходила вся печатная продукция, которая готовилась к выходу в свет. Без допуска Главлита никто не мог выпустить печатную продукцию в свет. Как обязательный цензурный орган Главлит просуществовал до лета 1990 года, когда вышел Закон "О печати и других СМИ", запретивший цензуру. Бывший запретительный орган перешел на консультативную работу. Все желающие редакторы могли обратиться в Главлит, и его сотрудники на коммерческой основе готовы были провести экспертизу "сомнительного" материала на наличие в нем секретных сведений. Как это ни странно, но в Главлит обращались в первую очередь представители прессы "нового типа" – Павел Гусев ("Московский Комсомолец") или Владимир Яковлев ("КоммерсантЪ").

Как обстоят дела с цензурой в других странах? Например, в Испании можно обратиться в правительственную администрацию и получить заключение о законности того или иного материала, готового к публикации. Если такое заключение получено, орган СМИ не несет ответственности за его публикацию. Если отказано – редакция все равно имеет право обнародовать материал. Но – под свою ответственность. Однако на Западе не принято проявлять излишний либерализм в отношении тех, кто желает покуситься на основы государственного строя, в том числе, используя СМИ. Конституция Германии предупреждает: "Каждый, кто использует свободу выражения мнений… для борьбы против основ свободного демократического порядка, лишается этих основных прав". В Великобритании преступлением признаются устные и печатные выступления, ставящие цель "дискредитировать или вызвать возмущение против суверена, правительства, Конституции Соединенного королевства, любой из палат парламента или судебной системы", вызвать "возбуждение недовольства среди подданных ее величества, чувства злости и враждебности между различными классами этих подданных". Верховный Суд США считает возможным применять санкции к СМИ тогда, когда в них "ведется подрывная деятельность", присутствует "явная и немедленная угроза" государству, "вредная тенденция" или "подстрекательство".




3



Copyright © 2010 its-journalist.ru